Меню

Как производители продуктов справляются с ростом цен

Инфляция, в первую очередь в базовых продуктах питания, стала одной из главных проблем в российской экономике за последний год и грозит перейти и в 2022-й. Shopper’s изучил, как производители справляются с ростом цен и какие риски несет продолжение инфляционного тренда.

Высокие темпы роста инфляции в России — главная проблема как для экономики, так и для граждан, заявил президент страны Владимир Путин на совещании по экономическим вопросам в начале декабря 2021 г.

Цены на базовые продукты росли из-за проблем с урожаем, непогоды и нехватки рабочей силы в овощеводстве, птичьего гриппа в птицеводстве. Из-за подорожания сырья свинина (полутуши) за год выросла в цене на 30%, говядина — на 20%, мясо птицы — на 50%, рассказал Shopper’s зампред правления «Руспродсоюза» Дмитрий Леонов. Грузоперевозки в среднем подорожали на 15-20% за год.

«Ситуация на рынке непростая. С одной стороны, растет себестоимость производства. С другой стороны, падают доходы населения. Получается, производителям нужно накормить страну и при этом не разрушить бизнес», — говорит Леонов. Рост цен, добавляет он, продолжается: растет и себестоимость производства, что вынуждает производителей работать не только в ноль, но и в минус.

У холдинга «Коломенский» средние цены на хлебобулочные изделия за последние полтора года выросли почти на 10%, чуть медленнее росли цены на кондитерские изделия, рассказал Shopper’s гендиректор холдинга Дмитрий Козлов. Но если бы «Коломенский» не сдерживал цены, показатели выросли бы на 15-17%, добавляет он. В отпускных ценах у производителей хлебобулочных изделий доля сырья и упаковки выросла с 32% до 40%, в кондитерском направлении — с 42% до 60%, говорит Козлов.

В растительном масле схожая ситуация. Основной фактор роста цен — стоимость сырья, сказал Shopper’s директор брендового дивизиона «Эфко» Евгений Шупелов. «Все почувствовали на себе грандиозный скачок цен на масличные в прошлом сезоне. Переработчики столкнулись со сверхценой на семечку, покупатели — с ростом цен на полке. Это вылилось в введение системы пошлин и ограничение розничных цен», — напомнил он.

На рост себестоимости производства сырого молока повлияли подорожавшие корма, премиксы, удобрения, горюче-смазочные материалы и др., сказал Shopper’s представитель «Эконивы». Например, среднесуточный рацион животных подорожал на десятки процентов, а почти половину в себестоимости производства 1 кг молока составляют именно корм. «Возможности компенсировать негативное влияние внешних факторов на себестоимость молока-сырья практически исчерпаны», — сказал он. Также растут затраты и на производство готовой молочной продукции. Среди драйверов роста — упаковочные материалы, ингредиенты (включая наполнители и заквасочные культуры), транспортные расходы, перечисляет представитель «Эконивы».

«Экониве» пока удается сдерживать рост цен на свою продукцию благодаря вертикальной интеграции и работе по принципу «от поля до прилавка», говорит ее представитель. У «Эфко», как переработчика сырья, нет возможности влиять на цену, сказал Шупелов: «Мы работаем с рентабельностью не выше рынка. Конкретно по бутилированному маслу в прошлом году речь и вовсе шла об убытках».

«Экономим за счет роста: ежегодно наша выручка растет на 20-30%, а эксплуатационные и постоянные расходы растут не так быстро. Это тоже позволяет чуть меньше повышать цены», — сказал Козлов.

Производителям овощей практически не удается сэкономить, и возросшие затраты в итоге перекладываются на потребителей, заявил Shopper’s директор Национального плодоовощного союза Михаил Глушков. Цены на удобрения выросли вдвое, фонд оплаты труда — на 25%, средства защиты растений — на 30%, подорожали бензин, электричество, газ. Переход на российские аналоги в сырье или оборудовании часто или невозможен, или не дает нужного эффекта, добавил Глушков.

Сельхозпроизводители начинают экономить на удобрениях, на семенах и на корме. Например, они могут использовать не самые дорогие гибриды, сказал Shopper’s президент фонда «Свое» Андрей Даниленко. Но переход на более дешевые семена и использование меньшего количества удобрений увеличивает риск неурожая и ставит в сильную зависимость от погоды.

Производители мяса и молочной продукции могут начать удешевлять рацион животных, рассуждает Даниленко. Это могут быть корма, менее насыщенные белками или с меньшей энергетической составляющей. Это не сказывается на качестве конечного продукта, отмечает эксперт, но приводит к снижению объемов производства. Организм животных адаптируется к кормовой базе, и потом производительность тяжело восстановить.

Добросовестные игроки дорожат качеством продукта, и их собственные ресурсы по оптимизации полностью исчерпаны, говорит Леонов.

«Коломенский» не меняет рецептуру своих хлебобулочных и кондитерских изделий по нескольким причинам. «Массовые виды хлеба изготавливаются в строгом соответствии с ГОСТом, а в высокорецептурных хлебах и кондитерских изделиях изменение ингредиентов приведет к падению качества продуктов и снижению продаж», — рассказал Козлов. Где-то, по его словам, помогает импортозамещение: раньше использовали осолодованные зерна ржи из Финляндии, а сейчас доработали этот продукт с производителями из Брянска и получили его в 1,5 раза дешевле.

В случае с подорожавшей упаковкой у производителей меньше возможностей для маневров. Можно, например, сэкономить, перейдя с Tetra Pak на пластик, с жестяной банки – на стекло, но это не всегда дает нужный эффект, считает Даниленко. У большинства производителей расходы на упаковку и так оптимизированы, говорит Леонов.

Овощеводы в кризис сокращают производство или переходят на производство других культур, говорит Глушков. В овощах закрытого грунта (помидоры и огурцы) компании начинают выращивать более маржинальные продукты: например, вместо круглого томата — черри или огурцы, у которых больше урожайность и на которых можно больше заработать.

«Если производители борщевого набора (капуста, свекла, картофель, морковь и лук) в этом году дешево продадут урожай, а такая вероятность есть, в следующем году они могут перестать его выращивать», — предупреждает Глушков. Он вспоминает 2019 г.: морковь стоила 9 руб. за 1 кг, и весной 2020 г. производители сократили площади на 20%, осенью сократился валовый сбор, а ритейлерам пришлось закупать импорт, который весной 2021 г. в магазинах стоил 120 руб.

«Эконива» старается сдерживать рост цен и за счет оптимизации процессов, говорит ее представитель. «Современная техника (посевные комплексы, опрыскиватели, тракторы, комбайны и т. д.) оснащена системами автовождения, системами точного земледелия, датчиками урожайности, системами синхронизации комбайна с трактором. Мы также используем спутниковые технологии для составления карт плодородия и урожайности», — перечисляет он. Компания использует и собственные программные разработки для работ в полях и в животноводстве.

За счет роста производственной эффективности «Коломенский» тоже сдерживает рост цен, говорит Козлов. «Большая часть оборудования для автоматизации производства импортируется из Европы. Кроме роста курса евро к рублю, подорожал металл, поэтому цена такого оборудования растет даже больше, чем затраты на персонал, — сказал Козлов. — Но для нас это единственная возможность компенсировать рост зарплат. В итоговой цене для потребителя это даст экономию всего в 2%».

Животноводам доступны льготные «короткие» кредиты на закупку зерна, шротов, премиксов, витаминов и аминокислот, а также льготные инвестиционные кредиты на строительство, реконструкцию и модернизацию объектов животноводства, напоминает представитель Минсельхоза. Производители молока и мясной продукции могут возместить часть затрат на покупку кормов.

Для развития производства овощей и картофеля Минсельхоз готовит комплекс мероприятий, говорит представитель ведомства. Цели — увеличение производства, организация инфраструктуры хранения и продажи овощей и картофеля. «Более половины производства овощной продукции обеспечивают хозяйства населения, поэтому в состав получателей мер господдержки в рамках федерального проекта будут включены личные подсобные хозяйства граждан», — добавил он.

Производители могут сдерживать цены, но сдержать издержки они не могут, рентабельность предприятий будет падать, сказал Shopper’s директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. Крупным агрохолдингам легче сдерживать цены и продолжать функционировать, но малые и средние предприятия находятся под большей угрозой — уже сейчас, по данным Росстата, их число сокращаются, сказал эксперт. Без поддержки государства представители малого и среднего бизнеса могут обанкротиться, согласен Даниленко.

В перспективе экономисты видят риски. В дальнейшем сдерживать цены производители смогут только за счет поддержки от государства, которое будет давать субсидии только для того, чтобы не допустить дефицит продуктов, размышляет Остапкович.

В долгосрочной перспективе на рынке можно ждать консолидацию, потому что не все производители смогут долго работать с минимальной маржой или в ноль, сказала Shopper’s главный аналитик Альфа-банка Наталья Орлова. Производители рано или поздно больше не смогут сдерживать цены, начнется консолидация, согласен старший аналитик Газпромбанка Марат Ибрагимов: но пока на рынке высокая конкуренция, это станет проблемой для тех, у кого меньше запас прочности, ниже маржа и не так сильна продуктовая диверсификация.

Консолидация снизит конкуренцию. А когда на рынке пропадает конкуренция, это приводит к тому, что продукты становятся более однообразными, рассуждает Орлова. Есть риски и для качества. «Когда у производителей заканчивается возможность переносить растущую стоимость на потребителей, рано или поздно у них встает вопрос об удешевлении производства и встает вопрос о переходе на более дешевые заменители ингредиентов», — говорит экономист.

Источник: shoppers.media

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.